О месте

О месте

дом купца Игумнова

На спутниковой карте Абхазии вы найдёте инициалы купца Игумнова — ИНВ. Это кипарисы, которые он посадил в изгнании сотню лет назад. Николай Васильевич владел Ярославской Большой мануфактурой, в его же ведении были золотые прииски Сибири. В 1888 году купец решил приобрести резиденцию в Москве.

Место, которое он под неё выбрал, престижным назвать было сложно. От центра далеко, а район небогатый. Есть две версии такого странного выбора владельца золотых приисков: первая — чтобы не быть на виду у любопытных глаз, а вторая — мол, именно эта улица помнит молодого купца.

Для строительства пригласили молодого архитектора из Ярославля, Николая Поздеева. Отделку интерьеров доверили Петру Бойцову, кирпич доставляли из Голландии, кафель был заказан на лучших заводах города Кузнецова. Дом стал похож на Государственный Исторический музей. Но Москва того времени не слишком жаловала изыски. Говорят, что светское общество встретило особняк прохладно и стало резко критиковать, а расстроенный Игумнов не оплатил работу архитектора. Тот покончил жизнь самоубийством: проект стал для него последним.

Купца Москва не жаловала. Говорили, будто бы в особняке есть у него любовница, которую он убил за измену, и непросто убил — похоронил в стене. В 1901 году Игумнов дал бал в особняке и устлал пол червонцами. Но проблема была в том, что гости плясали прямо на изображениях императора. За такое купец попал в опалу: из Москвы его выгнали в Абхазию. Но и тут купец не пропал: приобрёл земли и построил новый завод — по производству консервов.

Он обеспечил работников жильём, а на местные болота завёз растения, которым нужно много воды — те моментально справились с переизбытком влаги. Сам купец привёз с Кубани чернозём, а из Ярославля — отличный скот. Занялся Игумнов садоводством: стал возделывать мандарины, киви, манго и табак, создал аллеи из кипарисов. После революции имущество купец подарил государству, стал работать в своём поместье простым агрономом.

А особняк успел побывать домом для фабрики Гознак — интересный поворот обратно к балу с золотыми монетами. Потом здесь находилась лаборатория по изучению мозга. В 1938 году особняк передали посольству Франции, которое позже переехало в соседний дом.

Всё равно за домом остаётся мрачная слава: говорят, до сих пор ходит по нему призрак замурованной девушки...

На спутниковой карте Абхазии вы найдёте инициалы купца Игумнова — ИНВ. Это кипарисы, которые он посадил в изгнании сотню лет назад. Николай Васильевич владел Ярославской Большой мануфактурой, в его же ведении были золотые прииски Сибири. В 1888 году купец решил приобрести резиденцию в Москве.

Место, которое он под неё выбрал, престижным назвать было сложно. От центра далеко, а район небогатый. Есть две версии такого странного выбора владельца золотых приисков: первая — чтобы не быть на виду у любопытных глаз, а вторая — мол, именно эта улица помнит молодого купца.

Для строительства пригласили молодого архитектора из Ярославля, Николая Поздеева. Отделку интерьеров доверили Петру Бойцову, кирпич доставляли из Голландии, кафель был заказан на лучших заводах города Кузнецова. Дом стал похож на Государственный Исторический музей. Но Москва того времени не слишком жаловала изыски. Говорят, что светское общество встретило особняк прохладно и стало резко критиковать, а расстроенный Игумнов не оплатил работу архитектора. Тот покончил жизнь самоубийством: проект стал для него последним.

Купца Москва не жаловала. Говорили, будто бы в особняке есть у него любовница, которую он убил за измену, и непросто убил — похоронил в стене. В 1901 году Игумнов дал бал в особняке и устлал пол червонцами. Но проблема была в том, что гости плясали прямо на изображениях императора. За такое купец попал в опалу: из Москвы его выгнали в Абхазию. Но и тут купец не пропал: приобрёл земли и построил новый завод — по производству консервов.

Он обеспечил работников жильём, а на местные болота завёз растения, которым нужно много воды — те моментально справились с переизбытком влаги. Сам купец привёз с Кубани чернозём, а из Ярославля — отличный скот. Занялся Игумнов садоводством: стал возделывать мандарины, киви, манго и табак, создал аллеи из кипарисов. После революции имущество купец подарил государству, стал работать в своём поместье простым агрономом.

А особняк успел побывать домом для фабрики Гознак — интересный поворот обратно к балу с золотыми монетами. Потом здесь находилась лаборатория по изучению мозга. В 1938 году особняк передали посольству Франции, которое позже переехало в соседний дом.

Всё равно за домом остаётся мрачная слава: говорят, до сих пор ходит по нему призрак замурованной девушки...

На спутниковой карте Абхазии вы найдёте инициалы купца Игумнова — ИНВ. Это кипарисы, которые он посадил в изгнании сотню лет назад. Николай Васильевич владел Ярославской Большой мануфактурой, в его же ведении были золотые прииски Сибири. В 1888 году купец решил приобрести резиденцию в Москве.

Место, которое он под неё выбрал, престижным назвать было сложно. От центра далеко, а район небогатый. Есть две версии такого странного выбора владельца золотых приисков: первая — чтобы не быть на виду у любопытных глаз, а вторая — мол, именно эта улица помнит молодого купца.

Для строительства пригласили молодого архитектора из Ярославля, Николая Поздеева. Отделку интерьеров доверили Петру Бойцову, кирпич доставляли из Голландии, кафель был заказан на лучших заводах города Кузнецова. Дом стал похож на Государственный Исторический музей. Но Москва того времени не слишком жаловала изыски. Говорят, что светское общество встретило особняк прохладно и стало резко критиковать, а расстроенный Игумнов не оплатил работу архитектора. Тот покончил жизнь самоубийством: проект стал для него последним.

Купца Москва не жаловала. Говорили, будто бы в особняке есть у него любовница, которую он убил за измену, и непросто убил — похоронил в стене. В 1901 году Игумнов дал бал в особняке и устлал пол червонцами. Но проблема была в том, что гости плясали прямо на изображениях императора. За такое купец попал в опалу: из Москвы его выгнали в Абхазию. Но и тут купец не пропал: приобрёл земли и построил новый завод — по производству консервов.

Он обеспечил работников жильём, а на местные болота завёз растения, которым нужно много воды — те моментально справились с переизбытком влаги. Сам купец привёз с Кубани чернозём, а из Ярославля — отличный скот. Занялся Игумнов садоводством: стал возделывать мандарины, киви, манго и табак, создал аллеи из кипарисов. После революции имущество купец подарил государству, стал работать в своём поместье простым агрономом.

А особняк успел побывать домом для фабрики Гознак — интересный поворот обратно к балу с золотыми монетами. Потом здесь находилась лаборатория по изучению мозга. В 1938 году особняк передали посольству Франции, которое позже переехало в соседний дом.

Всё равно за домом остаётся мрачная слава: говорят, до сих пор ходит по нему призрак замурованной девушки...

Адрес

ул. Большая Якиманка, д. 43

Сайт

дом купца Игумнова

Источник

https://kudago.com/msk/place/dom-kupca-igumnova/

Карта

Экскурсии